Антон Силуанов: Коронавирус влияет на целые отрасли

Антон Силуанов: Коронавирус влияет на целые отрасли

"Сейчас действует два фактора: снижение цен на нефть и последствия так называемой коронавирусной инфекции. Потому что вторая составляющая, я считаю, что даже более серьезна для нашей экономики, поскольку влияет непосредственно на целые отрасли", - сообщил глава минфина (цитата по ТАСС).

Силуанов напомнил, что правительство сформировало план действий по борьбе с экономическими последствиями коронавируса и снижения цен на нефть. По его мнению, реализация этих мер, Фонд национального благосостояния и созданный недавно оперативный спецфонд на 300 млрд рублей помогут оперативно отреагировать на развитие событий и помочь бизнесу, предприятиям, людям и регионам.

России при нынешних ценах на нефть хватит запаса прочности минимум на шесть лет для выполнения всех обязательств, в том числе социальных, рассказал Силуанов позднее в эфире программы "Вести" на канале "Россия-1". После перечисления дополнительных нефтегазовых доходов 2019 года в Фонд национального благосостояния в нем аккумулирована валюта на 12,2 трлн рублей, сообщил ранее минфин.

"Запасов прочности у нас достаточно, чтобы профинансировать все наши обязательства, и даже не только социальные. При нынешних ценовых пропорциях на нефтяном рынке таких запасов хватить как минимум на шесть лет. С точки зрения выполнения первоочередных обязательств, это зарплаты, пенсии, пособия, нет никаких поводов, чтобы говорить об изменении порядка выплаты, мы в полном объеме будем выполнять", - заявил министр.

Он также выразил уверенность, что решение Банка России о продаже валютных резервов на рынке (см. статью "Рубль сыграет в резерве" на с. 1) позволит стабилизировать курс рубля.

Также, по словам Силуанова, минфин не видит и рисков отклонения инфляции в 2020 году от цели Центробанка в 4%. Но здесь многое будет зависеть от того, как долго цены на нефть будут находиться на низком уровне, уточнил министр финансов.

Ранее правительство и Банк России объявили о ряде мер для поддержки экономики в условиях распространения коронавируса и сильнейшей рыночной волатильности. Согласно им финансовый рынок будет получать необходимую ему ликвидность, а транспортники (особенно авиакомпании), туристические фирмы, а также малый и средний бизнес фактически получат дополнительные преференции - в том числе и налоговые.

Баррель ищет дно

Развал сделки ОПЕК+ не был главной причиной кризиса нефтяных цен. За прошедшую неделю стоимость Brent опускалась до 24,5 доллара за баррель, и это еще не предел.

На котировки давят два фактора - избыток предложения и падающий спрос. Возникли они совсем не по причине прекращения действия сделки о сокращении добычи, а вопреки ей. За три года существования ОПЕК+ активно наращивали производство страны, не входящие в альянс. Именно действия ОПЕК+ обеспечивали комфортные котировки для увеличения сланцевой добычи в США, Канаде и новых морских проектов на севере Европы.

С их аппетитами ОПЕК+ удавалось худо-бедно справляться. Но когда в мир пришел коронавирус, усилий участников сделки стало не хватать для удержания цен. Продлив сделку на условиях Саудовской Аравии, сократив производство еще на 1,5 млн баррелей в сутки, ОПЕК+ сделал бы царский подарок американским сланцевым компаниям, но тоже только на первое время. Кризис нефтяных цен был неизбежен. Падение спроса сначала в Китае, а потом и в других странах АТР и Европы при росте производства даже только в США неминуемо привело бы к снижению цен, которые еще до развала сделки опустились к 40 долларам за баррель.

Навес предложения над спросом оценивается сейчас в 0,8-1,2 млн баррелей в сутки. Во II квартале он может увеличиться до 4-6 млн баррелей. При этом сокращение мирового спроса на нефть в этот же период ожидается на 0,9-1,3 млн баррелей.

На обломках сделки ОПЕК+ Саудовская Аравия объявила о наращивании производства в 2020 году до 12,3 млн баррелей в сутки с 9,7 млн баррелей в сутки, добываемых в феврале. Ирак, Нигерия, Кувейт и ОАЭ оказались более скромны, суммарно они собираются увеличить добычу на 2-3 млн баррелей в сутки, невзирая на падающий спрос.

Именно эти заявления, громадные скидки и страх перед расширением пандемии коронавируса, следствием чего станет еще большее сокращение спроса, отправили нефтяные цены в нокаут. Страны, ранее делавшие все для удержания цен, в итоге уронили их до минимальных значений. Вариант с сокращением еще на 1,5 млн баррелей в сутки не решил бы проблему, а лишь растянул бы падение цен во времени. Эпидемия никуда бы не делась, а убираемые с рынка объемы нефти с лихвой компенсировались бы ростом добычи в странах, не участвующих в ОПЕК+.

Для России в несостоявшемся сокращении отводилась доля в 300 тыс. баррелей в сутки, то есть суммарно квота увеличилась бы вдвое до 600 тыс. баррелей в сутки. Пришлось бы сокращать инвестиции в новые проекты, останавливать добычу на уже разрабатываемых месторождениях.

Подготовил Сергей Тихонов

Инфографика "РГ" / Леонид Кулешов / Игорь Зубков