Четырехдневная рабочая неделя — быть или не быть?

Четырехдневная рабочая неделя — быть или не быть?

Пандемия коронавируса может послужить толчком к установлению в России четырехдневной рабочей недели. Такое мнение высказал глава Комитета по труду и соцполитике Госдумы Ярослав Нилов. Тема рабочей четырехдневки громко звучала ровно год назад (разумеется, без привязки к неведомому еще коронавирусу), с подачи тогдашнего премьер-министра Дмитрия Медведева. Но никаких конкретных решений принято не было. Сейчас же эксперты усматривают в инициативе депутата гораздо больше минусов, чем плюсов. Как это повлияет на экономику страны во время панемии?

Глава Думского комитета Ярослав Нилов озвучил свою идею в рамках социального форума Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). «История с пандемией — это небольшой шаг в направлении четырехдневной рабочей недели», — заявил парламентарий. Он выразил уверенность, что россияне, которые из-за коронавируса были вынуждены работать из дома, поняли, что так задания выполняются проще, быстрее и лучше, плюс появляется свободное время. Нилов допустил, что, может быть, со временем, эволюционно рабочая неделя в России и будет сокращена до четырех дней. «Жизнь сама подтолкнет и работников, и работодателей к такому формату», — считает он.

Идея рабочей четырехдневки применительно к России не нова. Напомним, ровно год назад, в июне 2019 года тогдашний премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что в ходе технологического прогресса рабочая неделя может стать четырехдневной. После чего тема широко обсуждалась вплоть до осени. Минтруд тогда в своем докладе отмечал, что подобная инициатива будет способствовать охране здоровья работников и улучшению качества жизни, но отразится на себестоимости продукции и увеличит затраты на рабочую силу. А в Федерации независимых профсоюзов подчеркивали, что переход к сокращенной рабочей недели наблюдается по всему миру. Впрочем, никаких решений тогда принято не было, и тема сама по себе сошла на нет. Похоже, пандемия и удаленка способны придать ей новый импульс для обсуждения.

По трудовому законодательству в России граждане работают не более 40 часов в неделю — это самая распространенная продолжительность рабочей недели в мире. В России много праздничных нерабочих дней в году — 14, и это только государственных. Провозглашать собственные праздники и выходные дни могут субъекты РФ. Например, во многих из них нерабочим днем считается День образования региона, День Конституции республики или религиозные праздники. Так, в производственном календаре 2019 года рабочих дней насчитывалось 247, а выходных и праздничных — 118. То есть, всего россияне работают лишь в два раза больше, чем отдыхают. И это при пятидневке. При введении четырехдневной рабочей недели количество нерабочих дней увеличилось бы еще почти на 50 дней.

Позволить себе так много отдыхать можно лишь при резком росте производительности труда в стране. Специалисты и раньше предупреждали предупреждали: россияне отдыхают слишком долго, и экономика из-за этого несет большие убытки. По подсчетам экспертов, за время новогодних и майских каникул средний производимый ВВП сокращается на 65–75% от обычного показателя.

Эксперты считают, что сейчас, в условиях очевидного экономического спада, разговоры о рабочей четырехдневке выглядят неуместно. «Идея введения четырехдневной рабочей недели подкинута, но без ответа на важный вопрос: а какая продолжительность рабочей недели в часах? Если останется 40 часов, то люди будут работать по 10 часов в день. С таким графиком производительность труда точно не увеличить», - комментирует экс-замминистра труда, ныне профсоюзный деятель Павел Кудюкин. По его словам, если государство сможет увеличить производительность труда, то будет достаточно сократить рабочие часы в день, как это сделали в начале 2000-х годов во Франции. «Такие решения должны приниматься после серьезных расчетов, экспериментов, эргономических измерений. Но пойдет ли на это правительство — большой вопрос», - сказал эксперт.

В условиях падения экономики и доходов населения, резкого роста уровня безработицы, снижения численности трудоспособного населения, наоборот, стоит ожидать увеличения продолжительности рабочего времени, а не его сокращения, убежден доктор экономических наук, профессор ВШЭ Евгений Гонтмахер. «В ином случае без снижения зарплаты не обойтись. Кроме того, стоит ожидать роста теневого сегмента: в отсутствие легальных возможностей построить рабочий график будет увеличиваться неформальная занятость и перевод сотрудников на нестандартные трудовые контракты», — предупреждает эксперт.